Охотники за мамонтами: как на российском севере начинается бивневая лихорадка

340
views

С того момента как мировое сообщество начало всерьёз бороться с продажей слоновьих бивней, китайский рынок, являющийся главным потребителем этого драгоценного материала, начал заполняться его “этичным аналогом” – костью вымершего шерстистого мамонта. В этом материале мы расскажем о новом поколении “золотоискателей” – о жителях нищих сибирских деревень, отправившихся в таёжную глушь, мечтая разбогатеть.

Фотограф Радио “Свобода” Амос Чапл удалось принять участие в одной из таких экспедиций. Пообещав не указывать ни точного местоположения раскопок, ни личности других участников похода, Чапл отправилась в удивительное путешествие, полное полицейскими облавами и водочным безумием.

Часть первая: Методы

Эта погоня за сокровищами началась несколько лет назад, когда с лёгкой руки неких “агентов” в сибирских деревнях понеслась молва о баснословных суммах, которые готовы отдать за бивни мамонтов.

Надо проплыть не меньше пяти часов, чтобы оказаться на этом речном изгибе. Именно здесь несколько лет назад местные рыбаки обнаружили странные кости, торчащие прямо из земли.
В скором времени лёгкая добыча в виде лежащих на поверхности костей закончилась. Однако, находчивые старатели нашли новые способы добычи сибирского “белого золота”.
Уже давно прошло то время, когда искатели пользовались простыми заострёнными палками. На смену им пришли водные насосы.
Мощные насосы, разработанные для борьбы с пожарами, теперь качают воду из реки, заполняя долину своими выхлопами.
Своими брандспойнтами старатели вымывают целые пещеры в ландшафте. Плотность находок говорит о том, что десятки тысяч лет назад на этом месте простиралось болото, которое очевидно и поглотило гигантов.
Многие из этих рукотворных пещер достигают в глубину десятки метров. Длина туннеля, запечатленного на этой фотографии, составляет 60 метров.
Самое настоящее подземное царство, высеченное в мерзлоте
Так выглядит склон после прихода старателей.
Иногда природа всё же награждает старателей за их титанический труд.
Так выглядит вечная мерзлота, покрывающая почти всю территорию Якутии.
В обычной почве кости сгнили бы в течение десятилетия. Но здесь, вечная мерзлота может хранит заключённые в ней кости и бивни на протяжении десятков тысяч лет.

Часть вторая: Деньги

Этот 65-килограммовый бивень, обнаруженный в вечной мерзлоте, был продан за 34 тысячи долларов. Двое мужчин, нашедшие его, в течение следующей недели обнаружили ещё три бивня, один из которых весил 72 килограмма.
А это наши триумфаторы. Они не стали называть точные цифры, но, судя по всему, за восьмидневную экспедицию они заработали порядка 100 тысяч долларов.
На их родине средняя зарплата составляет меньше 500 долларов в месяц, в то время как неуловимые “агенты” всегда готовы заплатить наличными за хорошие бивни. На этой фотографии пожар, произошедший в день нашей отправки в экспедицию.
Подобные этим резные бивни могут стоить более миллиона долларов. При этом, как правило, на этот товар всегда найдется покупатель. Фотография: Alex Hofford (epa).
Помимо мамонтов счастливчикам удаётся находить останки других удивительных существ. На этой фотографии череп давно вымершего шерстистого носорога.
Ещё один череп носорога, оказавшегося под солнцем впервые как минимум за 11 тысяч лет. “Когда ты находишь череп, рог стоит искать метрах в 15-20”, – поясняет мужчина на фото.
Скорее всего этот рог отправится во Вьетнами, где он будет измельчён в порошок и продан как лекарство. Пока же он был куплен “агентом” за 14 тысяч долларов.
На ощупь этот чудо-артефакт оказался как мокрая коряга, а пахнет давно немытой псиной. Его баснословная стоимость обусловлена вьетнамским поверьем, что при его помощи можно справиться с онкологией. Когда этот рог окажется в юго-восточной Азии, он будет стоить дороже золота.
Так или иначе для большинства искателей целое лето, проведённое в липкой грязи завершится только потерей денег.
Только одна бригада за три недели работы может сжечь около пяти тонн горючего. Наградой за эту работу могут оказаться лишь эти “бесполезные” кости. По оценкам палеонтолога Валерия Платникова, отслеживающего эту сферу, лишь 20-30% старателей завершат экспедицию с прибылью. “Мне жаль этих парней. Многие из них погрязли в кредиты, которые они взяли, чтобы купить снаряжение и технику”, – говорит исследователь.
Чтобы сэкономить этот молодой старатель переделал двигатель советского снегохода “Буран” в насос.
Ещё одна реинкарнация бурановского двигателя. Когда начнутся осенние заморозки, его привезут в город и заново установят на снегоход.

Часть третья: Жизнь

В тени своих палаток старатели отдыхают за карточными играми или коротают время за просмотром порно со своих телефонов.
Этот старатель отправляет письмо своей жене с группой своих коллег, отправляющихся в город. Своё послание он написал на том, что попалось под руку. В данном случае на обёртке от туалетной бумаги.
Оленина – это редкое лакомство для старателя. Обычно его рацион ограничивается макаронами с тушёнкой. Двое мужчин в разговоре упомянули, что в своё время им приходилось питаться собачатиной, чей вкус показался им “похожим на бекон”.
Комары – это постоянный бич севера. Лишь рано утром в самые холодные часы можно отдохнуть от их постоянных укусов.
В тёплые деньки мужчины одеваются так, как будто они собираются идти на пасеку, а не вымывать породу.
Когда в лагерь привозят алкоголь начинается полная чехарда. Эти парни отправились за припасами. К половине обратного пути они уже едва стояли на ногах. Вскоре после того, как была сделана эта фотография, ребята получили свою ожидаемую долю неприятностей.
Неподалеку от места, где в прошлом году утонули двое старателей, парни на скорости налетели на мель. Их нашли в три утра в бессознательном состоянии в наполовину затопленной лодке.
К счастью, парни серьёзно не пострадали, разве что их поели комары, а один из них едва не сошёл с ума из-за того, что потерял зажигалку и не мог закурить.
На следующий день пьянство продолжается, однако дружеский дух не выдерживает испытания хмельными парами, и атмосфера быстро накаляется. Один из старателей внезапно поднимает кусок арматуры, обрушивает его на кучу дров и разворачиваются в мою сторону. Он замирает на секунду после чего воздух над моей головой рассекает железный прут. Я спешно отбегаю и вижу, как он, падая на скамейку, кричит вдогонку: “Куда пошла, сука?”.

Часть четвертая: Ущерб

Экологический ущерб от добычи останков ископаемых животных ограничивается не только видимым разрушением ландшафта, но и негативным воздействием на водные пути Якутии.

В конце долины мы видим грязевой поток из вымытой старателями породы. Всё это стекает прямо в реку. Теперь это место, славящееся рыбой, теперь непригодно для этого промысла.
Старатели спрятались в тайге после вести о приближении природоохранного патруля. Человек на фотографии “стоит на шухере”. Он и докладывает о приближении неизвестной лодки.
Штраф за нелегальную добычу бивней составляет около 45 долларов, но если человека уличат за этим занятием несколько раз подряд, ему будут грозит куда более серьёзные санкции.
“Я знаю, что это неправильно. Но что я могу поделать? Дома много детей и никакой работы”, – откровенничает со мной один из добытчиков.
С каждым годом всё больше и больше жителей Якутии (регион, площадь которого в восемь раз превышает размер Германии) вовлекается в добычу останков ископаемых животных. Только на 120-километровом отрезке этой реки мы натолкнулись на три стоянки старателей. Судя по тому, что слухи о несметных богатствах, спрятанных в вечной мерзлоте, разносятся по городам и сёлам всё шире и шире, этот рискованный промысел будет распространяться всё дальше и дальше.

Автор текста и фотографий Амос Чапл
Оригинал материала опубликован на сайте Радио “Свобода”

Реклама