Кошки-терапевты, батарейки в комплекте. Почему животных-роботов полюбили в доме престарелых

512
views

Около года назад в США компания Hasbro начала продавать кошек-роботов, цена на которые не превышает ста долларов. Эти игрушки очень популярны и вовсю используются в терапевтических целях в домах престарелых, рассказывает New York Times в своем репортаже.

Лу Энн Вайкофф ласкает бело-серую кошку, сидящую у нее на коленях. Она чешет у нее за затылком, и кошка урчит, зажмурившись. Когда она прекращает ее гладить, кошка открывает свои зеленые глаза и, мяукнув, требует еще ласки.

— Они такие милые, такие милые, — говорит мисс Вайкофф, 79-летняя бывшая оперная певица. — Эти малыши просыпаются и говорят с дамами! Принесите малышей!

Рядом с мисс Вайкофф 99-летняя женщина в фиолетовом свитере гладит бело-рыжую кошку. Она переворачивается на спину, подставляя животик. Другая женщина, в красном свитере, нежно проводит рукой по спине своей кошки и что-то нашептывает ей по-немецки.

В действительности эти кошки — всего лишь роботы размером с настоящее животное.  А их обожательницы — пожилые постоялицы отдела проблем памяти в доме престарелых Hebrew Home в Ривердейле, Бронкс. Это люди с различными степенями заболевания деменцией и болезнью Альцгеймера.

В это утро четверга пять кошек перемещаются по комнате, передаваемые терапевтами из рук в руки, от одного постояльца к другому. «Мы используем их, чтобы согреть атмосферу в общем пространстве», — говорит Мэри Фаркас, директор по терапевтической активности в доме престарелых Hebrew Home.

Как и многие другие дома престарелых, Hebrew Home постепенно переходит к терапии с помощью домашних питомцев-роботов, чтобы смягчить перевозбуждение и тревогу, часто сопровождающих деменцию и болезнь Альцгеймера. Дом престарелых давно использовал животных-терапевтов, чтобы снизить уровень стресса и одиночества, «но когда в три часа ночи у вас кто-нибудь находится в перевозбужденном состоянии, то иметь собаку совсем некстати».

Лу Энн Вайкофф (79 лет) и Кэйт Кайе (99 лет), постоялицы дома престарелых Hebrew Home в Бронксе, обнимают робокошек-терапевтов

Кошки-роботы под названием Joy for All Companion Pets (Питомцы-компаньоны «Радость для всех») производятся компанией Hasbro. Они появились на рынке в прошлом году и стоят 99 долларов — гораздо дешевле, чем предыдущее поколение роботов-терапевтов, которых производят еще с начала века. «Никакого лотка. Только ласка» — так звучит слоган на сайте Hasbro. Кошки поставляются в трех моделях: рыжая в полоску, кремово-белая и серая с белыми лапами.

Дом престарелых Hebrew Home получил первую робокошку в марте прошлого года. Мисс Фаркас опробовала ее на постоялице возрастом за 70 лет, отчаянно искавшей своих давно умерших родителей. Обычно в такой ситуации просто применяют успокоительное. Вместо этого мисс Фаркас протянула ей робокошку. Женщина сразу успокоилась.

«Теперь у нее своя собственная кошка», — сообщает мисс Фаркас. С тех пор дом престарелых приобрел еще 24 кошки, в планах — еще 25, или даже 50, говорит она.

Исследование об эффектах робототерапии не дало однозначных результатов, но мисс Фаркас утверждает, что за 6 месяцев видела много случаев образования тесных отношений между постояльцами и их друзьями-роботами.


Реклама от компании Hasbro

«Для многих из наших постояльцев это шанс проявить заботу о ком-то,  почувствовать себя в активной роли — говорит она. — Эта болезнь очень часто влечет за собой пассивность и мы постоянно ищем способы борьбы с этим».

Центр сестринского ухода Kingsway Arms в Скенектади, штат Нью-Йорк, тоже приобрел в этом году первую робокошку. «Одна из наших постоялиц очень волновалась и двигалась очень неосторожно, — говорит Рене Мэркл, начальник отдела досуга. — Мы дали ей кошку, и целых 45 минут она сидела и гладила ее, разговаривая с ней на французском, своем родном языке. Это было прекрасное зрелище».

Упаковка Joy for All Companion Pets производства Hasbro. «Никакого лотка. Только ласка» — так звучит слоган на сайте компании

Как и многие пациенты с потерей памяти, женщина, которая теперь владеет собственной кошкой, только время от времени осознает, что это игрушка, говорит мисс Фаркас. Но это неважно. «Иногда она верит, что это настоящая кошка, — говорит мисс Фаркас. — Иногда она просто знает, что это источник радости. До тех пор, пока это источник радости, мы просто поддерживаем ее в том, что она говорит».

В этот четверг в доме престарелых Hebrew Home звучит много слов. Мисс Вайкофф гладит усы своего кота.

— Он хороший мальчик, хороший мальчик, — говорит мисс Вайкофф.

— Ты такая заботливая, Лу, — говорит ей мисс Фаркас.

— Это славные собачки, — говорит мисс Вайкофф о коте-роботе. — Самое главное, что они тут весь день, можно в любое время прийти, а они тут. Это так просто: ты любишь их, а они любят тебя в ответ.

Арлин Сандерс, 86 лет, тоже бывшая оперная певица, щекочет свою кошку. «Они прелестные, — говорит она. — И они никому не действуют на нервы». Пациентка заговорщицки поднимает бровь: «Или действуют?». Она наклоняется ближе к своей кошке и говорит нараспев: «Это смотря как ты себя будешь вест-и-и-и!».

Мисс Кайе с робокошкой. Как и некоторые другие дома престарелых, Hebrew Home постепенно переходит к терапии с помощью домашних питомцев-роботов, чтобы смягчить перевозбуждение и тревогу, часто сопровождающих деменцию и болезнь Альцгеймера

97-летняя Джастина ЛаКанфора восхищена тем, как закрываются глаза кошки, когда она гладит ее между ушей. «Она работает сама по себе, — говорит ЛаКанформа, бывшая пианистка и художница. — Наверно, внутри нее какой-то механизм». Кошка, добавляет она, «сидит на коленях как живая».

— Ты моя киса, ты любишь меня? — спрашивает кошку мисс ЛаКанфора. Она медленно моргает в ответ. «Видели? Ты любишь меня?» — переспрашивает пенсионерка и радуется, увидев, что кошка моргает снова.

Музыкальный терапевт Лииза Мюррей входит в комнату, играя на акустической гитаре, и исполняет вместе с постояльцами «Oh, what a beautiful mornin’» (популярная песня из мюзикла «Оклахома!» — BN). Мисс Вайкофф закрывает глаза и прочувственно поет своей кошке.

На другом конце комнаты мужчина трясется в инвалидном кресле и ведет непрекращающийся бессмысленный монолог. При этом он постоянно гладит по голове свою кошку.

Когда последняя строчка припева затихает, неожиданно становится слышен мяукающий хор. Мисс Вайкофф открывает глаза.

— Где же пес? — внезапно говорит она с нервным смешком. — Где он?

— Где он! — говорит мисс Мюррей. — У нас есть музыка! У нас есть кошки! Где же пес?

— Не знаю, куда он пошел, — отвечает Мисс Вайкофф.

— Мы найдем его, — успокаивает взволнованных женщин мисс Мюррей.

Перевод: Barking News