«Через поколение на употреблении собачьего мяса в еду можно будет поставить крест». Зоозащитница рассказывает об особенностях жизни собак в Южной Корее

4114
views

Специфическое отношение отношение жителей Азии к собакам общеизвестно — собачье мясо долгое время являлось частью южнокорейской кухни: считается, что ежегодно жители страны съедают около 1 миллиона собак. В последнее время потребление этих животных в пищу сократилось, и практика поедания собак на фоне повышенного давления со стороны активистов стала чем-то вроде табу для местной молодежи. Зоозащитница из Южной Кореи Евгения Карманова рассказала Barking News как в стране относятся к собакам, какие суеверия останавливают жителей от того, чтобы взять животное из приюта, и кто все-таки продолжает есть собачье мясо.

Собака как аксессуар

В Южной Корее примерно у трети населения есть маленькие собачки, но я бы не сказала, что это можно назвать словосочетанием «держать собаку». И вот почему: что приходит вам на ум, когда мы сравниваем кошатников и собачников? Кошатникам не нужно выгуливать кошку, она сидит дома и пользуется лотком. Люди, которые их держат, могут позволить себе быть домоседами. А хозяева собак более активные, потому что с животным нужно гулять дважды в день даже в непогоду. В Южной Корее это не так.

Собака здесь – декоративное существо, которое живет дома. Чаще всего, это породы небольших собак, вроде мальтезе ши-тцу, чихуахуа. Маленькое, пушистое создание, которое можно подстричь и нарядить. Гулять с ним при этом не обязательно. Смесь лени и корейской культуры в содержании собак достигла такой степени, что мне как-то встречались люди, которые приучили 10-месячного самоеда к лотку. На мой вопрос, почему с такой большой собакой не гуляют, я получила ответ: «Он же беленький». Они же пожаловались мне на то, что собака – сумасшедшая, рвет дома вещи. А чего ожидать от собаки, которая гуляет раз в неделю?

Когда я завела свою первую собаку и не знала абсолютно ничего, о том, как за ней ухаживать, я увидела плакат в ветеринарной клинике, на котором было написано, что с собакой нужно гулять и это полезно для ее здоровья. Можете себе представить, что далеко не многие в Корее знают об этом? Как-то раз ветеринар спросил меня, сколько раз в день я гуляю с собакой. Я ответила, что выхожу четыре-пять раз, он спросил: «Вау, четыре-пять раз в неделю?». Я ответила что гуляю с собакой не менее четырех раз в день. Видели бы вы его лицо.

Именно для этого в Корее сейчас создают семинары, чтобы те, кто любит свое животное не как украшение или аксессуар, мог понять что действительно нужно собаке. Многие не знают как обучить собаку простейшим командам. Они не знают, в чем их питомец  нуждается помимо милой одежды, заколок, окрашенных ушек и прочего. Кстати, здесь совершенно нормально даже зимой побрить собаку и надеть на нее какую-нибудь курточку. Это делается «для красоты» и для того, чтобы в доме не было шерсти. Чтобы вы понимали, бритые мальтезе, ши-тцу и другие породы становятся похожими на мешочек с лапками. Такие здесь понятия о содержании животного, точнее аксессуара, игрушки.

В Корее есть достаточно крупная разновидность собак, похожая на лайку. Исторически она в основном жила во дворе на цепи, а когда достигала определенного возраста, то ее могли забить на мясо. Это было повсеместной практикой. К собакам не было отношения как к питомцу. Она живет, охраняет, потом ее убивают, ведь мясо — естественный источник протеина.

Даже сейчас среди людей, которые держат собаку, есть четкое разделение на собак для еды (дворовые собаки) и домашних. До сих пор собака в Корее не считается полноценным домашним животным. Корейцы, которые проводят семинары, вместо слова «эвангён» (애완견, ручная, комнатная собака), которое подчеркивает игрушечность животного, пытаются приучить хозяев говорить «паллёгён» (반려견, домашняя собака). Этот термин употребляют и к тем, кого до сих пор выращивают на мясо, и к тем, кто лежит дома на подушечке.

Южнокорейские приюты для собак

Почти три года назад я завела свою первую собаку. Как раз в это время я переехала в квартиру, где разрешалось держать животных. Случайно я увидела объявление в интернете о том, что в приюте есть белая болонка и если его не забрать до субботы – усыпят. Я взяла собаку к себе. Благодаря болонке Мими я начала больше интересоваться проблемой брошенных животных. Первое время моя активность сводилась к лайкам и перепостам в соцсетях, но потом я решила съездить в приют для животных в качестве волонтера. Там в одной из клеток сидел маленький белый щенок, очень милый и очень грустный. Недолго думая, я взяла его себе, чтобы у моей собаки была компания. Затем я взяла еще двух щенков и дальше уже было не остановиться.

У всех, кто пристраивает собак есть свои rescue (волонтеры — BN), с которыми они дружат. Я занимаюсь отправкой пожилых и увечных собак в Австрию. В основном это старые чихуахуа, ши-тцу, одноглазые собаки, инвалиды – таких собак там очень любят и животное проживает там свои лучшие годы. Также я дружу с российским rescue, которые забирают маленьких собак. В России достаточно много бездомных животных, но почти все они крупные. Если кто-то захочет взять себе маленькую собаку в приюте, найти ее будет трудно. Мы привозим маленьких, белых и пушистых, в основном мальтезе, ши-тцу и чихуахуа. В США любят «очень» корейских собак, в основном это чиндо или странные дворняжки, такие как метис сенбернара и спаниеля или шнауцера и пуделя, то есть собака, которая позволит тебе выделиться. Зачастую такие собаки единственные в своем роде.

Я занимаюсь тем, что нахожу собак и через пиар на фейсбуке, инстаграме и дружественных rescue, отправляю их в добрые руки. Иногда мне пишут в личные сообщения, заказывают собаку. Я нахожу в городе заказчика дружественный rescue и отправляю туда.

Помимо этого я люблю выискивать кого-нибудь для себя. Тощего, лысого, в умирающем состоянии, того, кого никто не возьмет. Из последних таких у меня был доберман. Хозяева выкинули двух щенков, в четыре месяца они весили по семь килограмм. Одного я отправила на rescue и он, к сожалению, погиб, а второго я оставила себе. Его получилось вытянуть, но это было действительно тяжело. Пожертвований было много, лечение обошлось в просто неприличную сумму, но слава интернету — люди помогают, откликаются и таким образом мы все это оплачиваем. Конечно, не все мои траты за счет пожертвований, только на тяжело больных животных.

Говоря о моих животных, то сейчас это собаки Мими, о которой я уже рассказала и Нана. По ней сразу было видно, что это не корейский тип собаки: черная, коротколапая и неприветливая. За сложный характер я ее и люблю. Еще есть два кота, им примерно по десять лет. Бездомных котов здесь нереальное количество, а если кот еще и в годах – его никто не заберет. Со второй кошкой было примерно также. Даже в приюте спросили, зачем мне эта кошка и советовали, чтобы я выбрала себе другую, но я ответила, что приехала за этой и другая мне не нужна. У нее сердечная недостаточность, аллергия на все подряд, но теперь она живет и не горюет, ест всякие вкусняшки.

Где и кому продают собачье мясо

В Корее до сих пор едят собак. Молодежь старается этого не делать, но есть люди, которые специально приезжают сюда, чтобы попробовать эту диковинку. Когда корейцы спрашивают меня, едят ли собак в России, я отвечаю, что да, но подчеркиваю, что это делают люди, которым совсем нечего есть. Я стараюсь объяснить им, что у нас собачье мясо далеко не элитный продукт и даже в Азии его ели не от хорошей жизни. Если у вас есть деньги, вы скорее съедите дорогой стейк или салат из свежих фруктов, но не собачье мясо.

По закону в Корее собачье мясо не считается продуктом питания, но как показывает практика, этому правилу никто не следует. В забегаловках, на традиционном рынке или на районе, где большая часть населения – пожилые люди, его можно купить. То есть, найти не так просто, но возможно. Благодаря движению корейских активистов, недавно была закрыта одна из мясобоен на традиционном рынке. Здесь стояли клетки с живыми собаками и вывеска с ценами. Они могут разделать животное прямо при вас. Активисты добились того, что с территории рынка унесли клетки с живыми собаками. А недавно зоозащитники добились закрытия самой крупной собачьей фермы в Корее с жуткими условиями содержания собак. Живые щенки и взрослые собаки были заперты в клетках вместе с мертвыми животными, и все это существовало довольно долго.

Даже от русскоязычных туристов я слышала что-то вроде: «А что в этом такого, ведь эти собаки выращиваются специально на мясо», но проблема в том, что собаки — ручные животные. Вы приходите на эту ферму и видите как щенки смотрят на людей. Они до конца верят в то, что сейчас их придут и спасут. Они верят человеку до конца. Так что делить собак на виды – бред. Корейцам трудно понять, что уличные и домашние собаки – одно и то же. И что если гулять с домашними, они не простудятся от холода.

Собачье мясо продается исключительно в стремных забегаловках со старыми вывесками и, что интересно, в русских ресторанах. Здесь есть рестораны, которые открывают русскоязычные люди из разных стран СНГ, включая русскоязычных корейцев. Несмотря на любовь к корейской культуре, эту традицию я принять не могу. При том, что в Корее употребление собак в пищу уже давно не считается полезной для здоровья практикой и приравнивается к позору, русскоязычные корейцы сохраняют эту традицию. А в интернете можно найти объявления от русскоязычных дельцов, которые продают собачье мясо. Некоторые традиции не нужно сохранять и глупо цепляться за историю, если она стремненькая.

Сейчас в Корее количество людей, которые едят собак сокращается.

«Митинг за отмену употребления собак в пищу». фотографии: Евгения Карманова

Молодежь не ест, пожилые едят суп из собачьего мяса по праздникам на протяжении трех дней летом. Ресторанов, где могут подать такое блюдо немного. Даже люди, которые работают на мясобойнях, стараются уйти из этой индустрии и дать своим детям достаточное образование, чтобы они могли не продолжать дело родителей, а заняться чем-то своим. То есть через одно поколение на употреблении собачьего мяса в еду можно будет поставить крест.

Во время проведения Олимпиады 1988 года, власти Кореи старались сделать страну красивой и пригодной для иностранцев. Убирали производство кимчи с улиц, это квашеная корейская капуста, которая специфически пахнет. Постарались убрать кафе, рестораны с блюдами из собачьего мяса подальше с главных улиц и не делать вывесок на английском языке. Надежда на то, что люди откажутся от собачьего мяса есть, но все еще впереди.

Кого выбирают корейцы

Чаще всего корейцы выбирают небольших собак, которых можно не выгуливать, одевать, и которые мило выглядят в детстве. Их приобретают в магазинах, не в приютах. В Сеуле и других больших городах есть огромные районы, где продают исключительно животных. За стеклянными витринами прохожие видят «аквариумы» с щенками. Животное сидит на площади 40х40 см, при этом его рано забирают у матери, чтобы он выглядел маленьким и миленьким. Его хочется взять к себе и отдать за него кучу денег — от трех миллионов корейских вон (от 200 тысяч рублей – BN) до 15-20 миллионов, зависит от породы и окраса. Далеко не все животные из магазинов здоровы, многие не чистопородные. Когда щенок маленький, тяжело угадать, это йоркширский терьер, австралийский силк-терьер или вообще смесь. Так часть собак оказываются в приютах. Люди рассчитывали на одно, а выросла совсем другая собака.

Там же могут оказаться дворняжки. Одной из моих спасенных собак был метис шнауцера и пуделя с опухолью селезенки. Опухоль развилась от того, что собака была задействована в производстве щенков на продажу,  при том что была дворняжкой.  Несколько лет подряд она рожала, из-за этого у собаки был сильнейший гормональный сбой. Ее щенков продавали как пуделей. Такая же история с чихуахуа. Нет стандартов, не проводятся породные выставки. Порода здесь «похож, значит пойдет». Люди зачастую сами часто смешивают ши-тцу и японского хина или пекинеса и мопса. Делают это случайно, специально, просто не подумав.

Есть площадки для выгула собак, куда люди приводят своих некастрированных животных даже во время течки. Так метисов становится больше. Беременных собак и щенков тоже выбрасывают, люди везде одинаковые, но в Корее все усугубляется тем, что собак продают в магазинах. Таким образом у меня оказались два корги, это не дешевая порода собак, но первого отправили в деревню из городской квартиры, чтобы он охранял дом, потому что «он тупой, не знает команды». Не знаю, как объяснить людям, что собаку нужно этому обучить. Сейчас он переехал на Украину, умнейшая собака и все понимает. Люди не хотят тратить деньги на тренировки и кастрацию. и выбрасывают. Особенно из-за этого страдают годовалые кобели, у которых в этом возрасте пик активности. Их чаще всего отдают в приют. Проблема в том, что с собакой не гуляют и она сходит с ума. И для человека, который имеет банальнейшее представление о собаках, это не представляется удивительным, с ней всего лишь нужно гулять дважды в день.

О муниципальных приютах и суевериях корейцев

Бездомных животных здесь нет, кроме кошек. Собак оперативно отлавливают муниципальные приюты. Они есть во всей Корее, различаются условия содержания, но в целом собаке дается 10 дней на то, чтобы она нашла старого хозяина, а потом, в зависимости от организации, ей дается 10-14 дней на то, чтобы ее приютили. Дальше – усыпление.

К счастью, сейчас проводится огромное количества кампаний, благодаря пиару в интернете. Многие берут животных к себе, но поток все еще очень большой. Люди продолжают покупать собак. Причем по большей части Корея не приспособлена для проживания крупных собак. Маламуты, хаски, голден ретриверы, кавказские овчарки, среднеазиатские овчарки, ротвейлеры, доберманы —  оказываются в приютах. Молчу о чиндо, местных корейских собаках, которыми переполнены приюты, потому что считается, что чиндо привязывается только к одному хозяину. Местные уверены, что если ее усыновить, она не будет тебя слушать, потому что был другой хозяин. Это бред, но здесь такие понятия. Традиции меняются долго. Чиндо чаще всего забирают в США, там они считаются экзотикой, хотя по сути собака просто выглядит как дворняжка-лайка. Но я счастлива, что их увозят отсюда.

Дворняжек и метисов много, но в Корее больше породистых собак. Если приют находится в Сеуле, то в основном там будут небольшие городские собаки. Если ближе к деревне, то будут собаки крупнее. В приютах зачастую работают сердобольные люди, которые пытаются спасти собак от усыпления: они ищут фонды, частные приюты, стараются вывозить животных за границу и дать им шанс найти семью. Есть местные организации, которые распространяют информацию о животном через интернет, есть отдельные люди, которые этим занимаются.

В Корее по религиозным соображениям считается, что забирать животных из приюта не по-божески, так нельзя, потому что они принадлежали кому-то до тебя. Часто даже старых и больных животных предпочитают не усыплять. Люди предпочитают, чтобы пес умер своей смертью, что по мнению многих иностранцев совершенно негуманно. Животное страдает, хотя есть возможность дать ему уйти спокойно.

В Корее люди быстро перенимают тренды. Учитывая, что сейчас везде можно посмотреть передачи о животных – практически каждый канал принял себе в штат собачьего тренера, который выезжает к семьям с проблемами, помогает им – и люди это смотрят. Короткие ролики крутят даже в общественном транспорте. Они говорят о том, что с собакой нужно гулять, что ее можно взять из приюта и как это сделать и тому подобное. Такие вещи начали активно лоббировать, и я думаю, что в ближайшее время ситуация в Корее изменится к лучшему.

Говоря о собачьем мясе, эта индустрия отмирает сама собой. Осталось научить людей, как содержать животных. В правительстве должны сообразить, что деньги, которые они сейчас расходуют на содержание приютов, надо направить на регулирование системы разведения животных. Если их будут разводить меньше и в лучших условиях, будет меньше брошенных. Тогда начнется собачий рай, но пока что ситуация не очень.

Текст: Виктория Давыдова


Если вам нравятся наши тексты о животных, вы можете поддержать Barking News небольшим переводом или покупкой футболки в нашем магазине Barking Store.
А предложить материал или тему можно письмом на почту.